Все об Абхазии

Давным-давно, Бог разослал всем народам повеление явиться к себе до полудня: "Я буду раздавать землю".
Собрался в путь и абхазец. Он уже оседлал коня, как вдруг увидел у ворот усталого запылённого путника. Что было ему делать: опоздать к раздаче или нарушить закон гостеприимства - главный закон Апсуара.
Когда абхазец, наконец, отпустил Гостя, солнце уже было высоко. Как абхазец не погонял своего коня, к назначенному сроку он опоздал.
- Где же ты был? - спросил Бог, с огорчённым видом, - я уже раздал все земли.
- У меня был Гость, я не мог отпустить его, не накормив и не напоив, пока не поднял все положенные тосты.
- Этим Гостем был я, - сказал Пророк Апааимбар - один из служителей Бога.
- Ну что ж, - сказал Бог, - Раз ты решился пожертвовать своей долей ради заповеди гостеприимства, которую Я дал тебе, то Я дам тебе во владение тот уголок земли, которую избрал для себя. Оставайся таким же гостеприимным, но храни землю Апсны от всех, кто захочет присвоить её себе.
А тот Гость, которого принимал абхазец, продолжал посещать землю Апсны. Чтобы абхазцы не забыли, чья это земля, он установил семь святилищ Аных для поклонения Богу.

Абхазия
Это дщерь той дивной, мифической и исторической Колхиды, именем которой полна вся классическая древность. Это - жилище мифической богини Эос, откуда каждое утро выезжал на небо на своей огненной колеснице лучезарный Гелиос. Там, по свидетельству Гомера, обитала и пленительная, "светлокудрая дева Цицирея, богиня, сестра проказника Эета "; там Геллеспонт состязался "с равными в силе мужам амазонками"; там, по словам Гесиода, в его Теогонии, Фемида родила Океану - богатую водоворотами реку Фазис ( Рион ). Оттуда Ясон на своем "Арго" привез золотое руно. Там, говорит Эсхил в своем "Прометее", этого прикованного к горам Кавказа бога " оплакивали воинственные, неустрашимые девы Колхиды и Океаниды"... Туда по свидетельству Геродота, заходил из Египта и Рамсес - Сезостирис со своими полчищами. За этот дивный уголок земного шара, проливали кровь и финикияне, и египтяне, греки и римляне, воины Митридата и генуэзские наемники..."

Апсны
Республика Абхазия. На 220 километров простирается она вдоль юго-восточного берега Черного моря от реки Псоу на западе до реки Ингур на востоке. Северная граница республики - Главный Кавказский хребет, несколько мощных отрогов, которого тянутся по ее территории. Коренное население - абхазы. Площадь республики - 8,6 тыс. квадратных километров. Эту землю природа одарила особенно щедро - естественным ботаническим садом раскинулась она у подножия величавых гор.
"Апсны, как ребенка, горы любовно и бережно прижимают тебя к своей могучей груди, а море гладит волнами, как ладонями..." - поется в одной из песен об Абхазии. Цепи гор сияют снежными вершинами, крутые отроги сбегают от них на узкую низменную полосу у моря. Бурные горные реки оглашают шумом глубокие ущелья, от подножия гор до самой альпийской зоны круто поднимаются склоны, покрытые девственными лесами, в дебрях которых стоит еще вековая не тронутая тишина. В чащобах растут дуб, бук, каштан, пихта, сосна и такие ценнейшие древесные породы, как красное дерево и самшит. Выше - до самой кромки вечных снегов и ледников - альпийские луга. На небольшом расстоянии между отрогами Главного Кавказского хребта и морем уместились все климатические зоны - от влажных субтропиков до вечных снегов. Белизна вершин и синева лесов, зелень садов, плантаций, виноградников перекликаются меж собой игрой живых красок, создают неповторимо живописную панораму этой земли. В парках и скверах круглый год цветут магнолии, олеандры, отсвечивают листья слоновых пальм, белоствольных эвкалиптов, камфарного дерева. Высотные здания из стекла и бетона, благоустроенные пляжи современных курортных комплексов соседствуют с древними дольменами, развалинами крепостей, храмов, вросших в скалы. Горделивость вершин, твердость кремня и благородная крепость красного дерева. Флейтовый вскрик улара и крутой изгиб крыла чайки, сладостный аромат альпийской фиалки и печальная нежность травы. Которой поросли древние могилы и крепостные руины, - все это и еще многое другое на лике этой земли.
Сыны Абхазии как бы вдохнули жизнь, вложили душу, дав неповторимые названия каждой вершине, к которой навечно примерзли ледники; каждой скале, где гнездятся одинокие орлы; каждому глетчеру, который поит снежной влагой горную фиалку; голубым озерам в каменных чашах, глубоким ущельям, на рассвете заполненным до краев сизыми облаками; горбатым, тянущимся вдоль моря длинной караванной цепью холмам, склоны которых украшены садами, и величественной гряде - Эрцаху. Звонкими именами, напоминающими их бурное течение, были названы стремительные реки, нежными и мягкими - речушки, которые несут к морю свои прозрачные воды, перебирая голыши, словно четки, пробираясь сквозь тенистые самшитовые рощи, пересекая залитые солнцем луга, покрытые папоротниками, в разноцветных крапинках полевых цветов - ромашек - белых и оранжевых, васильков, шалфея, болиголовы, бузины травянистой, с белыми цветами и иссиня-черными плодами, путаясь в зарослях азалии и рододендрона, буйно расцветающих ранней весной крупными пахучими цветами - розовыми, сиреневыми, лиловыми.
В глубине веков родилось слово - "Апсны", что означает: "Страна души". Родина на языке абхазов стала зваться "апсадгил" - "Земля души" - это земля гостеприимных людей, и гостеприимство здесь не просто форма вежливости, а освященная веками традиция. Для приема гостей строили даже специальный дом "асасааирта" - место, где принимают гостя, и, обычно, это было самое красивое строение в усадьбе. Встретив гостя в своем дворе, хозяин скажет радушно: "Бзиала уаабеит!" - "Добро пожаловать!" - и гость почувствует особое, своеобразное звучание речи, особый привкус, словно коснулся языком клинка только что закаленной сабли. Посидев у весело пылающего очага, ощутив задушевность и искренность хозяев, тепло их добрых улыбок, гость еще раз поймет, что в век атома, кибернетики вовсе не потеряли свое значение древние как мир очаги, ибо это символ мира, взаимной сердечности, теплоты людей Земли. И у человека никогда не иссякнет желание протянуть руки к огню очага. В "Стране души" всегда почитались дома, в которых из поколения в поколение умели сохранять огонь в очаге, ни разу не дав ему погаснуть. Отдавая огонь другим, для новых очагов, хозяева делились и светом, и теплом.
Может быть, отсюда и возникло абхазское слово "агуеибаблра", что означает "отдавать огонь своего сердца другому" или "обоюдно гореть сердцами". Но долго, очень долго не было мира у очагов абхазской земли. Столетиями стенала она от захватнических набегов и войн. Века сменяли века, полчища сменяли полчища. Им не было числа - римским легионам, византийским войскам, арабским завоевателям, турецким аскерам, стремившимся в край золотого руна. Нет на этой земле камня, который не был бы полит кровью, - лежит ли он в поле, замурован в крепостную стену или использован для очага в доме. Камни молчат. Но бесстрашие сынов земли абхазской, не сдавшихся, не покоренных живет в памяти. Поистине священны в Абхазии и камни и пепел, и каждый холм, где покоятся те, кто мужественно и честно исполнил свой долг, сражаясь с врагами Отечества. Иногда во дворе абхазских усадеб можно увидеть стройные кипарисы, остроконечные верхушки которых зелеными струйками вливаются в синеву неба. Традиционное дерево печали, страж устоявшейся тиши кладбищ, кипарис несколько неожиданно смотрится на крестьянской усадьбе, исполненной жизни. Может быть, и сажают его, как постоянное напоминание об извечном соседстве радости и печали, жизни и смерти. Народ Абхазии испытал много страданий и потому здесь особенно чтят жизнь и благоговеют перед ее удивительным чудом, прекрасной тайной - рождением. Рождением реки, начинающейся студеной струйкой в расселине ледника, где-то в самом поднебесье, рождением всходов. Соцветий чая, цитрусов. Выстрелами, самыми мирными на земле, возвещают здесь о рождении человека, нового сына земли... Сегодня газыри на черкесках не тяжелые боевые заряды. Да и сами черкески, которые кроились предельно строго и удобно, чтобы с разбега можно было взлететь на спину коня, на полном скаку спрыгнуть, перемахнуть через пропасть, высокую ограду, как нельзя лучше пришлись для сцены, для искрометных танцев этого края. В старинном военном одеянии поднимаются абхазы на помост, чтобы по-новому спеть древние песни своей земли и песни новые, восславляющие обновленную землю, возрожденный дух ее народа. В резких очертаниях гор, в строгих линиях древних храмов, в каменных стенах боевых крепостей, в облике юношей и девушек, в их улыбках, сдержанных и заразительных одновременно, в ритме танцев живет душа народа, выстоявшего в суровой борьбе, выстрадавшего свое право на счастье. Сегодня древние горные перевальные тропы и морские бухты, новые шоссе и железнодорожные пути служат людям. Миллионы гостей приезжают сюда, и Абхазия одаривает их бронзовым загаром, свежестью морской волны, золотистыми фруктами, ароматным чаем, янтарным виноградом, искристыми винами. На древнем флаге абхазов есть символическое изображение двух ладоней - одной решительно поднятой кверху, как предупреждение врагу, а другой - протянутой навстречу гостью. "Добро пожаловать в "Страну души" на сохраненную в тысячелетней борьбе, обновленную и бесконечно любимую Родину абхазов", - словно говорит эта приветливо протянутая рука. Абхазия страна-курорт, расположенная на берегу Черного моря, у подножия высоких гор Западного Кавказа. Основная часть - горная территория Кавказского хребта. Население в основном, проживает в приморской зоне. Здесь же расположены гостиницы, санатории, пансионаты, турбазы и дома отдыха. Вдоль Побережья проходят автомобильная и железная дороги, есть морской порт и аэропорт в столице Сухум. Благодаря близости Большого Кавказского хребта и теплому Черному морю, здесь сложился уникальный климат. Самые северные субтропики в мире славятся долгим, жарким, но не иссушающим летом, непродолжительной, мягкой зимой, когда температура редко опускается ниже отметки + 10 градусов. Этот фактор, а также наличие целебных источников, определили судьбу этой великолепной страны. Многие люди старшего поколения убеждены, что такой уникальной природы, как в Абхазии больше нигде нет, ставя в пример такие уникальные уголки природы в Абхазии, как мыс Пицунда, озеро Рица, Ново Афонские пещеры и многие другие...

Сухум
Это большой город кавказского Причерноморья и порт. На дне Сухумской бухты скрыты развалины древнего города Диоскуриады - "Черноморской Атлантиды", основанного в V в. до н. э. Железная дорога связывает Сухум и другие приморские города Абхазии. С борта самолета взору открываются пейзажи невиданной красоты: горы, долины, петляющие повсюду извилистые дороги. Над горными вершинами царит снежный конус Эльбруса. Но особенно красивая панорама Сухума открывается с палубы парохода. Издали видны изломанные линии горных хребтов, каменной стеной защищающие город с северо-востока. Прямые набережные с рядами пальм, светлые здания санаториев и гостинец дополняют картину современного городского пейзажа. В конце XIX в. состоявшийся в Москве Всемирный съезд врачей признал район Сухум одним из лучших курортов для лечения легочных больных. Мягкий климат, богатая растительность, море, ионизированный воздух - вот исключительный лечебный комплекс, который приготовила природа для человека. Число солнечных дней в году здесь составляет 220. Даже зимой, когда у северных берегов Черного моря лежит снег, в Сухум светит солнце, цветут акации и мимоза. Поэтому не случайно в первые века нашей эры, когда Диоскуриада стала именоваться Себастополисом, здесь на базе целебных источников ущелья реки Беслетка был устроен бальнеологический курорт, куда съезжались на лечение и отдых из различных мест обширного римского государства. Во время турецкой оккупации во второй половине XVI в. Сухум сильно пострадал. Многие его здания были разрушены, а ценности, находившиеся в них разграблены. Лишь в 1810 году с помощью русских военно-морских сил абхазам удалось освободить Сухум и весь край от турецкого султана, но город был уже разрушен и разграблен. В XIX в. Сухум вновь застраивается и заселяется. Его экзотичность привлекала путешественников и деятелей культуры. Ведь в главном городе края - Сухуми жили в то время передовые представители абхазкой интеллигенции. Здесь начинал свою деятельность основоположник абхазкой литературы выдающийся писатель и ученный Д.И. Гулиа и другие. Однако еще в первые десятилетия XX века город походил скорее на село. Улицы были узкие, дома одноэтажные, грязные. Культурная жизнь города ограничивалась тем, что в одном из двух клубов на небольшой сцене играли заезжие труппы и любители. Сообщение с Сухумом поддерживалось по морю, так как шоссе в распутицу было не проезжим. Большой интерес представляют скульптурные и архитектурные памятники города. В окрестностях Сухума имеются остатки Великой Абхазкой стены, Беслетского арочного моста - архитектурного памятника XII века. Самая высокая точка города - Сухумская гора, расположенная в северо-восточной части города. Она возвышается на 201 метр над уровнем моря. К вершине горы ведет асфальтированная дорога. Более 40 лет назад сухумцы разбили здесь парк на площади 32 га. Они высадили около 100 тысяч декоративных растений различных видов. Здесь шелестят иглами гималайские кедры, туя, фейхоа, цветут розы разных оттенков. С любой точки Сухумской горы открывается прекрасная панорама города и его окрестностей. Эта, та малая часть, которую можно рассказать о городе Сухум. Мой Вам совет приезжайте сами в столицу Абхазии, и Вы поймете, что эту красоту нельзя передать словами или описать. Может, и прошла война, но Абхазия не перестает радовать глаз своей красотой и неповторимостью.

Христианство в Абхазии
В Абхазию христианство проникло не через Грузию, а напрямую из Греции. По древним преданиям Закавказье посетили пять святых апостолов: четыре из числа двенадцати - святой Андрей, святой Матфей, святой Варфоломей, святой Иуда Фадей, называемый Левием, и один от семидесяти святой Фадей. Святой Андрей Первозванный, считающийся общим апостолом земли Русской, обходя причерноморские земли, проповедал в Абхазии, особенно долго в Себастополисе (нынешнем Сухуме). Здесь он похоронил своего спутника святого Симона Кананита. Далее его путь лежал к Азовскому морю. Грузии же он коснулся только в западной ее части, что подтверждают и местные летописи, а в Великой Армении и Албании не был вовсе. Святой Матфей проповедовал также в Абхазии. Это видно из свидетельств Дорофея, епископа Тирского (507-522 г.г.), и Никиты Пафлагонянина (ок. 873 г.), которые говорят, что Матфей, причисленный к двенадцати апостолам вместо Иуды, благовествовал, скончался и погребен в первой Эфиопии. Под Эфиопией в данном случае подразумевается территория Колхиды и Абхазии. Это более определенно видно из свидетельств Софрония (ок. 390 г.) и Экумения (X в.), они пишут, что святой Матфей проповедал и погребен в той Эфиопии, где находились реки Апсар и Гисс, то есть в Колхиде и Абхазии. Уже в 4 веке в Пицунде была греческая кафедра, основание которой связывают с христианским подвижником Орентием, сосланным в Абхазию, а в 6 веке при византийском императоре Юстиниане I абазги, апсилы и другие народы, населяющие территорию современной Абхазии, приняли христианство.
Официально христианство стало государственной религией Абхазии, а 529 году. Однако уже задолго до этого Юстиниан присылал священников из Греции, поэтому священниками в подавляющем большинстве были греки, которые и вели богослужение на греческом языке. Собственно абхазских священников было очень мало, их обучение практически не велось, так сказать, "за ненадобностью". С 7 по 10 века абхазская церковь обладала статусом самостоятельного (автокефального) архиепископства под юрисдикцией Константинопольского патриаршего престола с резиденцией в Себастополисе (Сухуме). С прекращением греческого (византийского) влияния, место греческих священников быстро заняли грузинские, которые заменили в богослужении один чужой язык (греческий) на другой (грузинский), хотя есть письменные свидетельства того, что богослужение в Абхазии велось и на абхазском языке. Так, например, в "Житии Константина" говорится: "Мы знаем многие народы, у которых есть письменность и которые молятся Богу на своем собственном языке. Эти народы суть следующие: армяне, первы, абхазы, грузины, сугды, готы, авары, турки.